суббота, 28 апреля 2012 г.

О чем грустят акации?

     По дороге в школу и сад нас встречают уже совсем одетые деревья и кустарники, а некоторые даже отцвести успели! И только акации стоят совсем голенькие.... поднимают руки-веточки в голубое глубокое небо с единственным вопросом  - когда же?






 Из истории Днепропетровска:

В 1841 г. житель с. Подгороднего П. Яненко так описывал в своих воспоминаниях проспект: « По Екатериненскому проспекту от моста представлялась пустыня, только замечался дом директора фабрики Смирнова, впоследствии полковника Соколова, а ныне известного на Юге богача и овцевода Фальц-Фейна, винные громадные подвалы откупов, дом доктора Масловича и небольшой домик на месте, где ныне дом гофмейстера Алексеева, затем - острог на Качельной площади, похожий больше на подвал, с другой стороны - казенный сад; а улица представляла самый безобразный вид: постоянная грязь невылазная, где вчастую кареты останавливались и их вытаскивали с пассажирами волами».
Проспект перерезали поперек две балки, для переезда через которые были устроены ничтожные деревянные мостики, а позднее вместо мостиков были сделаны каменные арки.
Благоустройство проспекта история связывает с именем екатеринославского губернатора А. Л. Фабра (1847—1858 гг.).
В 1847—1848 гг. были проведены работы по очистке и нивелированию Большой улицы, ее озеленению. В центре улицы было проложено шоссе, а по сторонам его - бульвары. На всем протяжении улицы от Садовой до Соборной площади были посажены в 4 ряда пирамидальные тополя вперемежку с кленами, между каждыми двумя деревьями - огромные кусты сирени. Каждые два ряда составляли бульвар с аллеей в центре. Все бульвары обнесли деревянными перилами, аллеи устраивались и посыпались песком.
Специальная команда арестантской роты ежедневно с мая по октябрь ездила за водой к Днепру и обильно поливала каждое деревце. За этим ревниво следил губернатор, и не дай Бог, если деревце усыхать начинало. «Смотри мне, любезнейший, - распекал он командира роты, - чтобы дерево было живо. Полей его, залей, вычерпай Днепр весь, но чтобы оно ожило! А не то я тебя самого, любезнейший, посажу здесь - буду поливать, и ты произрастешь мне вместо дерева!»
Деревья на бульварах все хорошо принялись, и тут-то началась настоящая война против коров и свиней. Многим тогда пришлось продать их. А весной, когда зацветала сирень, началась война против любителей даровых букетов.
Очень заботился Фабр о своих бульварах, зато и вышли они на славу! Тогда же они вошли в историю как «Фабровские», а Большая улица была возведена в ранг проспекта. Оживилась застройка проспекта двух- и трехэтажными домами.
Благоустройство проспекта ускорилось после строительства и открытия Екатеринославской железной дороги и вокзала в 1884 г. Тогда проспект был продлен до вокзала, но уже в один бульвар.
Разросшиеся тополя и клены на бульварах давали прекрасную тень, но скоро состарились. К концу 1880-х годов пошли слухи о готовящейся вырубке деревьев. И это было правдой. В 1895 году Городская Дума приняла решение о благоустройстве главного проспекта.
В центральной части его - на шоссе было решено устроить электрический трамвай. Предстояли работы по укладке рельсов, установке столбов и навеске проводов, чему мешали старые деревья. Аллеи на бульварах решено было расширить, поставить новые ограждения, установить скамейки. Но самым главным моментом благоустройства была замена старых деревьев молодыми. И тогда главным новым деревом стала белая акация.
Предложение посадить на главном проспекте белую акацию было сделано съездом ботаников в Киеве в начале 1890 г. На этом съезде ученые подобрали для каждой губернской столицы «свое» дерево.
Оно должно было хорошо прижиться в конкретных климатических условиях, украсить центральную часть города, придать ему особое, отличное от других городов, «лицо», и таким образом стать визитной карточкой, символом города, его главным деревом. Для Киева был предложен каштан, для Одессы - платан, для Сум - липа, а для Екатеринослава - белая акация.
Так старые клены и тополя на Фабровских бульварах проспекта были вырублены. Посажены были новые, молодые белые акации.
Об этом периоде житель города В. Мажуков вспоминал: «Очень тяжелое впечатление производили сильно обрезанные и срубленные деревья: рубить их старались по ночам. Печальный вид имели в первое время оголенные бульвары. К тому же солнцепек при отсутствии тени от молодых деревьев давал себя чувствовать».
Действительно, первые несколько лет метлами торчали эти деревья. Много упреков было высказано тогда в адрес Городской Думы, а особенно сильно досталось гласному М. Парфентьеву, организатору этих работ, которого распекали на все лады, кто как мог.
Вскоре деревья подросли. Зазеленели американские клены, ими были засажены некоторые бульвары, кистями белых душистых цветков расцвела акация. Проспект преобразился и, как писал в то время В. Гиляровский,«красотой своей мог поспорить с лучшими улицами мировых столиц».
На содержание бульваров этой лучшей улицы столицы Приднепровья, Городская Дума отпускала до 10 000 рублей ежегодно. За деревьями наблюдал специальный садовник. Шесть сторожей в специальной форменной одежде следили за уборкой проспекта и поливкой бульваров.
Зеленый и ухоженный, проспект стал любимым местом прогулок городской публики, переполнявшей его в летнее время. А когда расцветала акация, заполняя благоуханием своим даже соседние улицы, выражаясь театрально, на проспекте был «полный сбор».
Но не только приятно, но и полезно было гулять на бульварах. Местная газета тогда писала: «От здания Городской управы (ул. Исполкомовская) до Горного училища на бульварах прогуливались дамы. Да какие дамы: кровь с молоком, да и весом не меньше питомцев экономии Бабушкина и Бродского(скотопромышленники). Оказывается, они совершали моцион. Прогуливались не по собственному желанию, а по воле врача, прописавшего лечение топографией проспекта». Да, ведь подъем в гору здесь был самый крутой!
В то же время «Екатеринославский словарь» так трактовал слово «проспект»:«Проспект - место, где запрещено гулять гимназисткам и гимназистам».
Для гуляния, по мнению начальства, заботящегося о воспитании юношества, надо выбирать места более укромные, а не на виду у всех. Видимо, проспект таил в себе много соблазнов для пылких сердец и горячих голов!

Комментариев нет:

Отправить комментарий